Blue Flower

На западе, почти на границе Петергофа, на возвышенности стоит небольшой дворец, называющийся Собственная дача. В петровскую эпоху в этом месте был домик, где отдыхали по пути в Кронштадт. С 1727 и до начала 1730-х годов там находилась приморская мыза сенатора и гофмейстера князя А. Г.Долгорукого. Он начал здесь строительство каменного дворца, которое не было окончено в связи с переездом двора в Москву в царствование Петра П. После ранней смерти этого молодого царя А.Г.Долгоруков, бывший прежде его воспитателем, был отправлен в ссылку, а его имение конфисковано.

В 1733 г. императрица Анна Иоанновна своим указом отписала этот участок с недостроенным дворцом знаменитому проповеднику, публицисту и общественному деятелю архиепископу Псковскому и Новгородскому Феофану Прокоповичу, речами которого знаменовались все торжественные случаи эпохи Петра I и его преемников. В своих выступлениях он боролся с суевериями и невежеством, прославлял Петра и пропагандировал его реформаторские идеи. Здесь Феофан смог осуществить свой давний замысел — перевел сюда из Петербурга семинарию, в которой учились многие знаменитые люди того времени. Для семинарии здесь были построены деревянные здания близ усадьбы Феофана, на том месте, где потом возникла дача Сергиевка.

После смерти Феофана в 1736 г. его приморская дача осталась в казенном ведомстве, а в 1741 г. поступила во владение дочери Петра I цесаревны Елизаветы. Еще при жизни Феофана она часто навещала этот загородный приют владыки, любовалась им и не раз выражала желание его приобрести. После ее вступления на престол это загородное имение стало называться Собственной ее величества дачей. Императрица Елизавета сделала здесь усадьбу по своему вкусу, где она отдыхала в тиши и развлекалась сельским хозяйством. Собственная дача пользовалась большим вниманием Елизаветы Петровны. Здесь находился небольшой каменный дворец, несколько напоминавший своим обликом дворец Марли в Нижнем парке, и служебные постройки (деревянный флигель для придворных, погреб, кухня, ферма, конюшни). На соседнем холме была выстроена небольшая одноглавая деревянная церковь, которую освятили в присутствии императрицы в 1748 г. Были возведены мосты через глубокий овраг, разделявший возвышенности.

После смерти Елизаветы Собственная дача пустовала. В 1770-е годы ее перестройкой занимался архитектор Ю. М. Фельтен. Были снесены многие обветшавшие постройки, фасады каменного дворца изменены, парк благоустроен.

С 1796 г. Собственная дача перешла к жене императора Павла I Марии Федоровне. Царственные супруги часто навещали это имение, для чего в 1797—1799 годах по распоряжению Павла I от Петергофа к Собственной даче проложили верхнюю дорогу. М. И. Пыляев пишет в книге «Забытое прошлое окрестностей Санкт-Петербурга», что петергофские старики вспоминали о том, что во время своих приездов император очень приветливо смотрел на приходивший сюда народ и всегда отдавал посетителям оставшиеся от его стола кушанья и фрукты.

Супруга Николая Павловича Александра Федоровна так вспоминала о поездке в это имение во время визита в Россию ее отца — прусского короля: «На следующий день вдовствующая государыня возила на „собственную дачу", которая меня особенно привлекала свой густой листвой и свой маленькой уединенной часовней, располагая душу молитве».

Мария Федоровна подарила Собственную дачу своему сыну императору Николаю I, который в 1843 г. в свою очередь пожаловал ее наследнику престола, будущему Александру II. В это время началась коренная перестройка всей усадьбы по проектам архитектора А. И. Штакеншнейдера.

В 1844—1850 годах был перестроен старый, скромный по отделке дворец. Его фасады и интерьеры были оформлены в вошедшем в моду стилизаторском стиле необарокко. Необарокко очень быстро распространилось в архитектуре особняков, став одним из самых распространенных «неостилей» 1840— 1850-х годов. Теперь Собственная дача стала напоминать пышные дворцы в миниатюре периода позднего барокко, и только некоторая перегруженность фасада декором выдавала стилизаторский характер этой постройки.

Здание, получившее третий, мансардный этаж, отличалось многообразием декоративной отделки и ценностью примененных материалов. Морской и садовый фасады украсили фигурами четырех атлантов, колоннами и сложным фронтоном. У бокового входа во дворец были установлены мраморные львы, копии с оригинала итальянского скульптора А. Кановы.

Современники отмечали изысканную роскошь отделки и изящное убранство дворцовых комнат «в стиле Людовика XV» и множество прекрасных картин французской школы, хранившихся в нем. Мебель, картины, фарфоровые сервизы и статуэтки — все во дворце было выполнено в подражание искусству первой половины XVIII в. Это была, по выражению фрейлины А. Ф. Тютчевой, «драгоценная безделушка роскоши и изящества», отделка которой стоила очень дорого.

Парк Собственной дачи в основном сохранил черты планировки XVIII в., но в него были внесены некоторые изменения архитектором А. И.Штакен-шнейдером. Перед морским фасадом дворца, расположенного на естественном береговом уступе, соорудили склон с террасами и широкой лестницей с чугунными корзинами для цветов. Лестница двумя маршами спускалась к большому прямоугольному пруду с откосными берегами, перед которым разбили цветники и устроили два фонтана. Там же стояла мраморная скульптура Амура с рыбкой работы скульптора Н. Пименова. В это же время были перестроены плотины и мосты, сооружены дома для придворных и садовников.

В регулярном садике к югу от дворца, где в окружении тенистых деревьев был устроен цветочный партер, установили вазы. Позже, в 1872 г., там поставили мраморные статуи, изображавшие немецких музыкантов в костюмах середины XVIII в. Особую естественность и неповторимость парку, окружавшему Собственную дачу, придавал живописный овраг с крутыми, обрывистыми склонами и валунами. По оврагу бежал ручей, через овраг были переброшены мосты. Посреди парка рос старый ветвистый дуб, на котором висел черепаховый щит с инициалами Александра II и его супруги Марии Александровны.

В 1858 г. А. И. Штакеншнейдер построил на месте деревянной церкви новую каменную, увенчанную барабаном и луковичной главой и оформленную в стиле барокко. Эта небольшая церковь была освящена в 1860 г. во имя Святой Троицы. В ней славилась замечательная мозаичная икона Божьей Матери, вставленная в верхнюю доску аналоя.

Собственная дача использовалась императорской семьей до начала XX в. Так, в дневнике Николая II за 11 июля 1896 г. отмечено: «Первые именины нашей дорогой дочки! С утра жара стояла поразительная... Обедали на Собственной даче с Ольденбургскими и Еленой». В записи за 21 июля того же года читаем: «В 8 ч. был семейный обед на Собственной даче».

После революции имение было превращено в музей. В 1930-е годы была закрыта Троицкая церковь. Во время Великой Отечественной войны находившиеся на возвышенности дворец, церковь и другие постройки ансамбля Собственной дачи подверглись сильным разрушениям во время артобстрелов.

Фасады дворца были восстановлены в 1960-х годах по чертежам А. И. Штакеншнейдера, а сам он был приспособлен под базу отдыха Ленинградского инженерно-строительного института. Утраченные мосты через овраг заменили временными, утилитарными.

Находившаяся в полуразрушенном состоянии церковь была законсервирована и до сих пор пустует. К сожалению, в таком же плачевном состоянии сейчас находится и сам дворец, он заброшен и продолжает разрушаться. Предполагается, что должна начаться реставрация обоих объектов, но пока эта замечательная загородная резиденция пребывает в забвении.