Blue Flower

Между дорогой и взморьем, где находилось Троицкое кладбище, начинался парк в виде вытянутого вдоль моря четырехугольника неправильной формы, в котором находилась Ферма-коттедж выдающихся представителей высшей российской аристократии принцев Ольденбургских.

Эти земли, прежде принадлежавшие деревне Новой, в 1830 г. были подарены Николаем I своему племяннику Петру Ольденбургскому (1812—1881), сыну сестры императора Екатерины Павловны. В 1809 Л великая княжна Екатерина вышла замуж за принца Георга Ольденбургского, представителя младшей ветви немецкого владетельного дома, и родила ему двух сыновей. Дети рано остались без родителей, так как их отец скончался в 1812 г., а вторично вышедшая замуж мать умерла, когда Петру было всего 6 лет. Осиротевший мальчик воспитывался при дворе своего деда герцога Ольденбургского, где получил хорошее образование. В 1830 г. юноша вернулся в Россию ко двору своего дяди Николая I. В качестве приветственного жеста император подарил племяннику дворец Бецкого в Санкт-Петербурге и участок земли в Петергофе для строительства загородной усадьбы.

Через несколько лет пребывания в России Петр Георгиевич Ольденбургский женился на Терезии, дочери великого герцога Нассауского( 1817 —1871). Для молодой четы на подаренных землях был создан пейзажный приморский парк, в котором свободно чередовались рощи, открытые пространства и уединенные пруды, связанные причудливой сетью каналов. Главное сооружение, большая Ферма-коттедж, выстроенная в стиле английской готики, оригинальным образом совмещала функции коровника и дворца. На первом этаже был устроен скотный двор на семь коров, на втором этаже располагались парадные и жилые помещения и роскошная столовая с видом на залив. В парке были выстроены дом для прислуги, конюшни, сараи, ледник, на берегу моря возвели павильоны, неподалеку находились оранжереи. В загородной усадьбе Ольденбургских проходили приемы, обеды и даже балетные представления на свежем воздухе. За мостом через Троицкий ручей, на гребне террасы, в начале 1840-х годов по проекту архитектора В. П. Стасова для семьи П. Г. Ольденбургского был построен летний каменный дворец. Через двадцать лет рядом с ним возвели двухэтажный каменный служебный корпус (в перестроенном виде он сохраняется и по сей день на Знаменской ул., 29).

Еще с рождения племянник царя числился полковником Преображенского полка, но в наличные полковые списки был внесен только в 1830 г., когда из Ольденбурга приехал в Санкт-Петербург. Военная карьера Петра Георгиевича Ольденбургского была хоть и достаточно короткой, но успешной, он получил

 

звание генерала от инфантерии пехоты. В 1834 г. он был назначен сенатором, в 1845 г. пожалован титулом Императорского Высочества. П. Г. Ольденбург-ский состоял членом совета высших учебных заведений, был президентом Вольного экономического общества, основателем и попечителем Императорского училища правоведения. Он прославился прежде всего на почве государственной благотворительности, здравоохранения и народного просвещения. Принц с семьей на свои деньги учредили в Санкт-Петербурге два детских сиротских приюта, первую детскую больницу (ныне больница им. К. А. Раухфу-са). С 1860 г. принц Ольденбургский был главноуправляющим всеми учреждениями благотворительного ведомства императрицы Марии. В 1889 г. в Санкт-Петербурге перед зданием Мариинской больницы на Литейном проспекте, которая также находилась под патронажем принца, ему воздвигли памятник с надписью «Просвещенному благотворителю»».

Благотворительная деятельность Петра Георгиевича не оставила равнодушной и его супругу Терезию. На ее личные средства на Петербургской стороне было образовано училище для девушек из бедных семей. Впоследствии оно было переименовано в Женский институт принцессы Терезии Ольденбургской. Принцесса Терезия участвовала также в организации Свято-Троицкой общины сестер милосердия, целью которого было «призрение страждущих и сирот женского пола».

В семье Петра Георгиевича и Терезии Ольденбургских было 8 детей — 4 сына и 4 дочери. Несмотря на свою принадлежность к высшей российской аристократии, принц и его жена сохраняли лютеранское вероисповедание и детей крестили по лютеранскому обряду. При крещении дети получали по три немецких имени, но вне семейного круга их называли по имени и отчеству, как это принято в России.

Александр Петрович Ольденбургский (1844—1932) был четвертым ребенком и вторым сыном в семье, однако жизненные обстоятельства его братьев и сестер сложились таким образом, что именно он стал единственным полноправным наследником и продолжателем рода принцев Ольденбургских в России. Он был весьма неординарной личностью, и плоды его неутомимой многосторонней деятельности сохранялись много лет после крушения Российской империи. А такие его любимые детища, как Институт экспериментальной медицины в Санкт-Петербурге и Гагринский морской курорт, продолжают функционировать и поныне. С детства его готовили к военной службе, однако, в семье он получил также разностороннее гуманитарное образование. Его родители вели открытый образ жизни. Во дворце Ольденбургских часто давались балы, устраивались домашние концерты и спектакли, была прекрасная библиотека. Там часто бывали не только представители петербургской знати, но и студенты Александровского лицея и Училища правоведения, попечителем которых был отец Александра — принц П. Г. Ольденбургский.

В январе 1868 г. Александр женился на дочери герцога Максимилиана Лейхтенбергского и великой княжны Марии Николаевны (дочери императора Николая I) — принцессе Евгении Максимилиановне (1845—1925). В ноябре родился их единственный сын Петр.

В традициях семьи Евгения Максимилиановна продолжала большую благотворительную деятельность. Она была председателем и попечительницей Императорского общества поощрения художников и Общины сестер милосердия Красного креста. Не менее значительной была деятельность Е. М. Ольден-бургской по созданию широкой сети детских художественных школ. Она была организатором многочисленных благотворительных мероприятий, например, выставок художников. О ней спустя более 30 лет Н. К Рерих записал: «Всегда находила доброе слово принцесса Евгения Максимилиановна». 2 июля 1901 г. Рерих писал, обращаясь к Е. И. Шапошниковой: «Принцесса назначила мне быть у нее в Петергофе завтра в Пятницу в 11 часов утра. Буду и затем отпишу Тебе».

Принц Александр Петрович быстро продвигался по служебной лестнице. В 26 лет он уже был командиром лейб-гвардии Преображенского полка. Принц командовал гвардейской бригадой во время русско-турецкой войны 1877—1878 годов, был награжден несколькими орденами и получил звание генерал-лейтенанта. Главной же заслугой Александра Ольденбургского можно считать открытие в 1890 г. на собственные средства Института экспериментальной медицины на Лопухинской улице (сейчас этот институт носит имя выдающегося ученого-физиолога И. П. Павлова, долгие годы работавшего в нем).

В начале XX в. принц загорелся идеей создать на живописном, но пустынном тогда кавказском берегу между Сочи и Сухуми благоустроенный, но относительно дешевый курорт, который мог бы успешно конкурировать с роскошными и дорогими курортами Крыма. В 1900 г. на Гагринской лесной даче, пожалованной принцу А. П. Ольденбургскому, началось освоение болотистых мест и создание нового курорта — Гагры, который впоследствии стал один из самых известных на Черноморском побережье Кавказа. Принц сам стал руководителем строительных, дорожных, мелиоративных и прочих работ, вникал во все мелочи, вложил в осуществление любимой идеи все свои немалые средства.

Если Александр Петрович достойно перенял традиции благотворительной деятельности от отца, то его сын Петр Александрович (1868—1924) больше увлекался делами военными. Продолжила же эту деятельность супруга Петра Ольга Александровна, сестра последнего русского императора Николая II. Это брак состоялся в 1901 г., но оказался неудачным. Ольга Александровна много лет добивалась от брата-императора разрешения на развод и, наконец, в 1916 г. добилась его.

В делах же благотворительности Ольга Александровна продолжила семейные традиции Ольденбургских. Под ее покровительством состояло Общество защиты детей от жестокого обращения. Ольга Александровна была деятельной участницей Общества по борьбе с детской смертностью в России, созданного в 1904 г. Одним из разделов работы общества было создание сети детских яслей по всей России.

Петергофскую усадьбу Ольденбургских летом часто посещала императорская семья. Так, Николай II записал в своем дневнике за 12 июля 1895 г.: «Ку

палея в море один. Обедали в 8 час. у Ольденбургских и вечер провели на берегу при чудной луне». Описание того, как выглядели в XIX в. здешние места и чем они привлекали к себе, можно найти у А. Н. Бенуа: «Из садов, лежащих вдоль шоссе, текли дивные запахи цветов, в деревьях Ольденбургского парка птицы неистово заливались на самые разнообразные лады; в радостных, розоватых утренних лучах все казалось вымытым, точно покрытым свежим лаком».

Ко времени Первой мировой войны принц Ольденбургский, имевший высший военный чин генерала от инфантерии, был назначен Верховным начальником санитарной и эвакуационной части. Ему была подчинена вся военно-медицинская служба в России — полевые и тыловые госпитали со всем их персоналом, санитарные

поезда; он отвечал за обеспечение лечебных учреждений медикаментами, продовольствием и необходимым оборудованием, за предупреждение эпидемий, возвращение вылечившихся воинов на фронт.

После Февральской революции принц А. П. Ольденбургский уехал в Финляндию, а оттуда переехал во Францию, навсегда покинув Россию. «Я поселился в окрестностях Байонны,— писал он И. А. Бунину,— на собственной маленькой ферме, занимаюсь хозяйством, завел корову, кур, кроликов, копаюсь в саду и в огороде». Та французская ферма, должно быть, напоминала ему петергофскую Ферму-коттедж. Принц А. П. Ольденбургский скончался во Франции в 1932 г.

В его усадьбе-ферме в Старом Петергофе после Октябрьской революции был организован дом отдыха и Экскурсионная станция. Комплекс дворца со службами использовался для детской колонии беспризорников. Во время войны усадьба оказалась почти на линии фронта и сильно пострадала от артобстрелов. Дворец был разрушен. Сохранился только его служебный флигель, приспособленный под жилье. В настоящее время центральная часть парка Ольденбургского искажена комплексом очистных сооружений.