Blue Flower

Первым ландшафтным парком в Петергофе стал Английский парк, разбитый в царствование императрицы Екатерины II садовым мастером Джеймсом Медерсом по проекту архитектора Дж. Кваренги. Парк находится на юго-западе от Нижнего парка, в низовьях реки Шинкарки, по его южному краю проходит железная дорога на Ораниенбаум. Площадь Английского парка 161 га.

Композиционным центром парка стал большой живописный Английский пруд, появившийся здесь еще при Петре I: когда в 1720 г. земляной плотиной перегородили протекавший в глубоком овраге Троицкий ручей, образовался распадавшийся на три части пруд, вытянутый с севера на юг, с извилистыми берегами и островками. Позже его соединили с Ропшинским каналом, и он стал наполняться ключевой водой. От Английского пруда через шлюзы вода поступала в Верхнесадский канал и Большой каскад.

В 1734 г. прилегающая к пруду лесистая территория была отведена под Кабаний зверинец, который перестал существовать в 1870-х годах. Екатерина II, не любившая барочный Петергоф, решила выстроить в этом месте дворец по своему вкусу и окружить его английским пейзажным парком. В 1770-е годы возникла мода на такие «английские сады», для которых было характерно наличие прудов неправильной формы, живописных пейзажей, петляющих дорожек, свободной планировки, устроенной так, что, несмотря на всю «естественность», парк не кажется диким. Деревья в таких садах больше не подстригали, оставляя им свой натуральный вид. «Я страстно люблю теперь сады в английском вкусе, кривые линии, пологие скаты, пруды в форме озер... и глубоко презираю прямые линии. Ненавижу фонтаны, которые мучат воду, давая ей течение, противное ее природе»,— так писала Екатерина II Вольтеру в 1772 г.

Для устройства такого парка из Англии в 1779 г. был выписан садовник Джеймс Медерс, прорезавший дикий лес живописными аллеями и прихотливыми тропинками. Пруд с извилистой дорожкой вдоль берегов разделяет парк на две части и является его композиционным центром. Прокладку аллей и посадку деревьев и кустарников вели садовники Дж. Медерс, Т. Винкельсон, Д. Гаврилов, Т. Тимофеев. Созданный ими парковый ландшафт отличался живописностью пейзажей, искусным использованием естественного водоема. «В Английском саду нет ни статуй, ни фонтанов, но в нем много тенистых, извилистых аллей, вековых деревьев»,— так описывал этот парк А. Ф. Гейрот. Группами и в одиночку росли здесь могучие дубы с широко раскинувшимися кронами. Кроме того, в парке имелось одиннадцать мостов, разнообразно оформленных или в виде руин, или огражденных нарочито грубо обработанными глыбами, балюстрадами, стволами деревьев. По словам польского короля Станислава Августа Понятовского, побывавшего здесь в 1797 г., Английский парк — «один из самых красивых садов в этом роде». Ансамбль Английского парка был одной из любимых работ и самого архитектора Дж. Кваренги, он даже построил здесь дачу для себя самого.

В 1781 г. Дж. Кваренги создал в Английском парке дворец-сюрприз Березовый домик — небольшое одноэтажное здание, своим внешним видом напоминавшее деревенскую избу, наружные стены которой были покрыты берестой, а крыша — соломой. Этой хижине снаружи нарочито придали вид крайней ветхости и запущенности, в частности, ее окна завешивались рогожами, а дверь еле держалась на петлях. У посетителей, глядевших на «Березовый домик», создавалось даже впечатление, что соломенная крыша его вот-вот рухнет. Такого рода павильоны из природных материалов казались их создателям приближением к естественным первоистокам архитектуры — навесам из сучьев, лесным шалашам, бревенчатым хижинам с соломенной кровлей. Однако внутренняя отделка Березового домика резко контрастировала с его неказистым внешним видом. В нем было шесть комнат без дверей с паркетными полами и шелковыми занавесками и овальный зал с изысканной орнаментальной росписью. Главным украшением комнат являлись зеркала, которые были вделаны в стены и даже в потолки и обрамлены трельяжными сетками из искусственных цветов повилики и зеленых листков. Такая же живописная сетка окружала зеркальные плафоны. Искусно установленная на стенах и потолках система зеркал создавала впечатление необъятного пространства, увлекая взор как бы за пределы стен. Эти зеркала волшебным образом преображали пространство и не давали возможности посетителям осознать, где они находятся.

Немецкий ученый на русской службе И. Г. Георги так писал о Березовом домике: «Стены и самые даже потолки снабжены столь искусно расположенными зеркалами, что все здесь находящееся не токмо многократно отражается и непонятно умножается, но многие предметы также представляются в столь великолепном отдалении, которое бы за 30 сажень и более почесть надлежало. Кажется, что находишься в весьма пространном, многообразно расположенном дворе. Изумление, в которое приводимы бывают, столь велико, что иные зрители в обморок падают и на открытый воздух выходить должны».

В записи в камер-фурьерском журнале от 21 июня 1785 г. говорится: «По полудни, в 6 часу, Ея Императорское Величество с Их Императорскими Высочествами, в провожании в свите находящихся обоего пола персон, изволила на линеях выход иметь в Английский сад и благоволила быть в Березовом домике». Здесь для восхищения гостей накрывался скромный «сельский» ужин.

Английский парк, по замыслу Екатерины II, должен был стать главным в ее резиденции, поэтому в нем в 1781 г. было начато строительство Нового Большого дворца, позднее названного Английским. Возводился дворец для проживания императрицы и ее внуков великих князей Александра и Константина во время приездов в Петергоф. Архитектор Дж. Кваренги решил его в стиле в стиле строгого классицизма, ориентируясь на суровую и ясную палладианскую неоклассику Англии. Монументальное трехэтажное здание, возвышавшееся на берегу широкого пруда, в окружении пышно разросшихся деревьев парка, выглядело очень эффектно. По своим формам он был похож на дом в Прайор-парке близ Бата (возведенный около 1735 г., архитектором Дж. Вудом-старшим) или на некоторые постройки Р. Адама, а в дворцовых интерьерах можно было заметить прямое влияние интерьеров R Адама 1760-х гг. Главный вход дворца привлекал внимание ведущей на бельэтаж величественной гранитной лестницей и портиком с восемью массивными колоннами и треугольным фронтоном. На западном фасаде находилась шестиколонная лоджия. Цокольный этаж дворца был облицован гранитом. Строгие формы дворца контрастировали с прихотливой естественностью пейзажного видового парка и создавали впечатление интересного столкновения холодноватого образованного аристократизма и сентиментального видения природы.

Архитектурное решение и декоративная отделка интерьеров дворца отличались лаконичностью. Большая роль в них отводилась лепке и орнаментальной росписи стен и перекрытий. В скульптурной отделке здания принимали участие лучшие скульпторы екатерининского времени. Во дворце было много просторных залов с расписными узорчатыми плафонами. Английский дворец был в изобилии наполнен произведениями живописи — портретами европейских государей и членов их семей, других исторических лиц и батальными сценами.

Строительство дворца длилось целых 15 лет и закончилось в 1796 г. (завершение отделки некоторых интерьеров относится даже к 1802—1805 годам). Однако интерес к нему у Екатерины II вскоре пропал, и он так никогда не стал жилым императорским дворцом.

Кроме главного дворца, в Английском парке стоилисьдва малых, которые после смерти Екатерины ее сын Павел I приказал разобрать, а камень использовать на строительство фонтанов Нижнего парка. Сам Английский дворец в это время был превращен в казарму. Позднее, в царствование Александра I, под непосредственным наблюдением Дж. Кваренги дворец был подвергнут 1 капитальному ремонту. В николаевское время напротив дворца, на другой стороне пруда построили деревянный домик для императорского фазанного заведения.

Вплоть до 1917 г. Английский дворец служил местом летнего пребывания иностранных гостей, дипломатов, приезжавших на приемы в Петергоф. Здесь устраивались выставки картин и публичные концерты. Так, 14 июля 1885 г. в одном из залов дворца состоялся концерт знаменитого пианиста, композитора и дирижера Антона Рубинштейна. После революции во дворце устроили санаторий.

В годы Великой Отечественной войны по территории парка проходил передний край обороны Ораниенбаумского пятачка. Массив парка сильно поредел, стволы деревьев были изрешечены осколками от бомб и снарядов, вся почва изрыта воронками от бомбежек. Березовый домик сгорел дотла, пруды обмелели и заросли тиной и осокой. В послевоенные годы в парке расчистили заросли, посадили новые деревья.

Английский дворец был полностью уничтожен артиллерийским обстрелом. От него практически ничего не осталось. Груды его обломков возвышались над цокольной частью здания, облицованной гранитом. Постепенно на месте дворца образовался холм, поросший травой, мхом и мелким кустарником. Сейчас на месте, где когда-то стоял дворец, установлена памятная стела с надписью:

АНГЛИЙСКИЙ ДВОРЕЦ
ПОСТРОЕН В КОНЦЕ XVIII ВЕКА
АРХИТЕКТОР ДЖАКОМО КВАРЕНГИ
РАЗРУШЕН В ГОДЫ ВОЙНЫ

К Английскому парку примыкал разбитый в 1845 г. сад в Фабричном овраге (авторы — садовый мастер П. И. Эрлер и инженер-гидротехник М. И. Пилсудский). Здесь был создан большой пруд, проложена пейзажная дорога, через ручей перекинуты мосты. Дорожки парка выводили к Нижнему парку и комплексу садов на Нижней дороге, важнейшим из которых был сад Купеческой пристани.

За Английским парком влево (в сторону Ораниенбаума) находилась слобода бывшей императорской придворной охоты. В 1850 г. ее перевели в Гатчину, а имевшиеся в слободе дома раздали в собственность чиновникам петергофского дворцового правления. В двух из этих домов в 1859 г. расположился Дом призрения престарелых и увечных. Рядом находились большой военный госпиталь с домашней церковью, присутственные места, тюрьма, уездное казначейство, а далее прямой линией вдоль западной границы Английского парка тянулся ряд частных дач. К западу от них в конце XIX в. был выстроен комплекс казарм лейб-гвардии Драгунского полка (ныне здесь размещается Военно-транспортный университет железнодорожных войск).