Blue Flower

Здание Петродворцовского часового завода

Петергофская шлифовальная или гранильная фабрика («пильная мельница») была основана в 1723 г. по приказу Петра I для шлифовки стекол и механической распиловки и полировки мягкого камня и самоцветов. Она стала первым специализированным предприятием в России по производству художественных камнерезных изделий. «Мельницей» она называлась потому, что ее машины приводились в движение водой. Как и во многих других отраслях русской промышленности XVIII в., для руководства новым производством были сперва привлечены иностранные мастера. У них русские ученики обучались гранильному и шлифовальному делу, полировке, обработке стекла и камня. Первым гранильным мастером стал выходец из Базеля Брюкнер. В течение почти двух столетий Петергофская гранильная фабрика являлась школой по подготовке кадров русских мастеров, она сыграла важную роль в развитии камнерезного дела в России.

Полномасштабное использование цветного камня в прикладном искусстве России началось лишь в 40-х годах XVIII в., во время царствования Елизаветы Петровны. Уральские камни привели в восхищение и царский двор, и саму императрицу Елизавету. На Петергофской шлифовальной мельнице началось изготовление множества самых разнообразных вещей из агатов, яшмы и других камней, в том числе и предметов, предназначенных для церковного обихода. Новая для России отрасль художественной промышленности быстро развивалась, и шлифовальная фабрика за короткое время стала крупнейшим казенным предприятием по производству изделий из камня (яшмы, мрамора, уральского малахита, сибирского нефрита и др.). Вазы, чаши, столешницы работы Петергофской гранильной фабрики уже во второй половине XVIII в. поражали красотой своих форм и техническим совершенством. Для изготовления мелких изделий (шкатулок, портсигаров, эфесов шпаг, печатей, брошей, колец) подбирались «узорчатые камни»: яшмы, сердолики, агаты, халцедоны. Здесь же производилась огранка алмазов, рубинов и других драгоценных камней.

Трудности транспортировки монолитов с Урала, Алтая или Сибири приводили к тому, что на Петергофской гранильной фабрике изготавливали главным образом мелкие предметы; крупные вазы петергофской работы встречаются крайне редко. Первая крупная ваза из камня была выполнена на Петергофской гранильной фабрике в 1776 г. из серой калканской яшмы.

С 1748 по 1778 г. во главе фабрики стоял алмазных и золотых дел мастер Иосиф Bottom, сын моряка-англичанина, служившего в русском флоте. И. Bottom проработал на Петергофской гранильной фабрике 30 лет и сыграл важную роль в становлении камнерезного искусства и в обучении русских мастеров. В начале XIX в. фабрикой руководил его сын Александр Bottom. Проекты изделий для Петергофской гранильной фабрики выполнялись художниками Академии художеств.

С 1758 г. на фабрике открылась мозаичная мастерская. Здесь стали выполняться «наборные работы» по камню. Первые работы были выполнены в технике римской мозаики, но во второй половине XVIII в. мастера фабрики осваивают и мозаику флорентийских мастеров. В поисках подходящих камней с мягкими цветовыми переходами на Урал, Алтай и Сибирь отправляются специальные экспедиции, возвращающиеся с богатой добычей местных яшм, агата, орлеца, змеевика, малахита.

В это же время русские мастера создают новую технику мозаики, имитирующую структуру монолитного камня — яшмы, лазурита, малахита. Новая техника, которую часто называли «русской», позволяла создавать столешницы, вазы, колонны, чаши, поражающие своими размерами и красотой каменного узора. Они казались высеченными из цельного камня.

В 1777 г. западнее Нижнего парка по проекту архитектора Ю.М. Фель-тена было построено новое здание для разросшейся фабрики, над входом в которое был помещен вензель Екатерины П. При Павле I Петергофская шлифовальная мельница и Екатеринбургская гранильная фабрика переходят в управление президента Академии художеств А. С. Строганова. Под его руководством архитектор А. Н. Воронихин обеспечил камнерезов новыми рисунками и чертежами для изделий; он также вел наблюдение за работами на фабрике, отбирал готовые изделия и вместе со своими рисунками отсылал на бронзовую фабрику Академии художеств для создания бронзового убора ваз. Таким образом, изготовление всего произведения, от начала до конца, находилось под его контролем.

При А. С. Строганове и А. Н. Воронихине Петергофская фабрика процветала. После смерти Строганова фабрика была передана в ведение Кабинета Его Императорского Величества, и это отрицательно сказалось на ее работе, а во время Отечественной войны 1812 г. работы на фабрике вообще были приостановлены. В это время петергофская гранильная фабрика переживала несомненный упадок, несмотря на то, что там выполнялись отдельные изделия, изумительные по своей красоте и мастерству. В 1815 г. Д.А.Гурьев, управляющий Кабинетом, писал в докладе Александру I: «Петергофская гранильная фабрика по неимению ни бриллиантов, ни цветных камней для гранения, остается, можно сказать, праздною, почему еще в 1812 г. нижний этаж оной отдан в содержание инструментально-хирургического цеха...» В 1816 г. рядом с Гранильной фабрикой была устроена бумажная фабрика для машинного производства бумаги, просуществовавшая до 1846 г.

Только в 1830— 1840-х годах деятельность Петергофской гранильной фабрики несколько оживилась, чему способствовало обширное строительство в Санкт-Петербурге, требовавшее каменных изделий и материалов в больших количествах: возводили Исаакиевский собор, восстанавливали после пожара 1837 г. Зимний дворец. Мастера Петергофской фабрики участвовали в создании Малахитовой гостиной в Зимнем дворце, облицовывали малахитом и лазуритом в технике русской мозаики алтарные колонны и полуколонны Исаакиевского собора.

В XIX в. техника мозаичных работ совершенствовалась. Особо благоприятная атмосфера для расцвета флорентийской мозаики сложилась именно на Петергофской фабрике, где еще в екатерининские времена установилось тесное сотрудничество с Петербургской академией художеств. В XIX в. в художественной школе при гранильной фабрике учеников-камнерезов готовили такие профессионалы, как академик Шилов и художник Буде. В 1847 г. для ознакомления с секретами мозаичного искусства во Флоренцию был отправлении мастер И. П. Соколов, подготовивший впоследствии немало квалифицированных мастеров. Все это подняло качество работ Петергофской гранильной фабрики на очень высокий уровень; ее мозаики с успехом экспонировались на всемирных и международных выставках и отмечались там медалями и дипломами. Мастерство петергофских рабочих-камнерезов славилось во всем мире. Значительный вклад внесен мастеровыми фабрики в художественном оформлении парков «жемчужины фонтанов» в Петергофе. Многие художественные произведения из камня, выполненные на этой фабрике, хранятся в Государственном Эрмитаже, дворцах-музеях и парках страны и за рубежом.

Среди многочисленных произведений, созданных на фабрике в XIX в. из уральских камней, в особом ряду стоят украшения для собора в честь Воскресения Христова на Екатерининском (ныне Грибоедова) канале в Санкт-Петербурге, известного также как Спас на Крови. Церковный заказ стал для камнерезов сложной, трудоемкой и длительной работой, который они выполнили с честью. В это же время по проекту архитектора А. Л. Гуна для Петропавловского собора были изготовлены надгробия из зеленой яшмы для Александра II и из орлеца для его супруги Марии Александровны. В начале XX в. на фабрике создавались грандиозные мозаики для Морского собора в Кронштадте.

В 1849 г. против Гранильной фабрики устроили Купеческую пристань, предназначенную для приема прибывавших морем в Петергоф. На берегу был разбит большой пейзажный сад, построены здания Вокзала с рестораном и павильоном Бель-Вю. Здесь давались концерты и устраивались балы. Сооружения Купеческой гавани погибли во время наводнения 1924 г.

С 1914 г., когда началась Первая мировая война, фабрика стала производить главным образом технические изделия. После революции она продолжала выпускать продукцию для нужд народного хозяйства. Одновременно изготавливались изделия из твердых пород камня на экспорт. В 1929 г. петергофские мастера-камнерезы принимали активнейшее участие в отделочных работах мавзолея В.И.Ленина. Совместно с мастерами других гранильных фабрик страны рабочие Петергофа в 1930-х годах выполняли правительственные заказы по изготовлению рубиновых звезд для Московского Кремля, а также мозаичной карты «Индустрия социализма» из цветных камней и макета дворца Советов из горного хрусталя для экспозиций на Всемирных выставках в Париже, в Нью-Йорке, Чикаго. В эти годы изготовление технических изделий из твердых камней становится основным производством в объеме выпускаемой продукции.

В 1931 г. Петергофская гранильная фабрика была переименована в Государственный завод точных технических камней, который с 1935 г. приступил к выпуску уникальных изделий из твердых камней для часовой промышленности страны. Уже в 1940 г. завод смог снабдить московские часовые заводы полным комплектом часовых камней, что позволило отказаться от ввоза их из-за границы. Завод превратился в крупное производственное предприятие, оснащенное современной по тому времени техникой.

Во время Великой Отечественной войны именно здесь, вдоль безымянного ручья — стока вод Черного и Английского прудов — около здания бывшей Гранильной фабрики, пролегал передний край обороны «Малой земли». Дальше этого ручья захватчики не смогли продвинуться в сторону Ораниенбаума. Завод был разрушен и сожжен, его корпуса лежали в развалинах. В зарослях бурьяна валялись покореженные станки. Там же были обнаружены останки советских матросов — морских десантников, которые был направлены из Кронштадта в Петергоф 5 октября 1941 г. Их похоронили в братской могиле на холме у Английского парка. Позднее на этом месте был сооружен мемориал.

В 1946 г. было принято решение о восстановлении старейшего предприятия страны. Завод, вскоре вставший в ряд крупнейших часовых производств страны, в 1954 г. переименовали в Петродворцовый часовой завод. Уникальное оборудование и высокое мастерство часовщиков Петергофа позволили ему стать ведущим предприятием в стране.

С 1962 г. здесь выпускались наручные часы и будильники под торговой маркой «Ракета». В 1974 г. на заводе впервые в стране была установлена линия автоматизированной сборки часов. После приватизации в середине 1990-х годов, контроль над Петродворцовым часовым заводом неоднократно переходил из рук в руки. В течение всего этого времени темпы производства основного вида продукции — часов «Ракета» — неуклонно снижались и в 2000 г. их выпуск был совсем прекращен и возобновлен только в 2003 г. Нынешний объем производства — 3500 часов в месяц— выглядит миниатюрно по сравнению с 400 тысячами, на которые когда-то были рассчитаны мощности. Сегодня Петродворцовому часовому заводу приходится прилагать значительные усилия для восстановления своей прежней репутации.

Историческим же правопреемником санкт-петербургской школы ювелирного и камнерезного искусства конца XIX — начала XX веков стало объединение «Русские самоцветы», являющееся крупнейшим предприятием в России по производству и реализации ювелирных украшений из драгоценных металлов и драгоценных, полудрагоценных и поделочных камней.