Blue Flower

Николаю Николаевичу, как и полагалось сыну императора, с детства была уготована военная карьера. В неполные восемь лет он уже стал кадетом Первого кадетского корпуса, принимал участие в занятиях по строевой подготовке, а затем и в маневрах, его приобщали к артиллерийскому и саперному делу. В 1846 г. Николай Николаевич поступил в лейб-гвардии конный полк. В 1852 г. он уже был генералом-инспектором инженерных войск. В 1854 г., когда началась Крымская война, великий князь был командирован в действующую армию, находился в осажденном Севастополе, принимал участие в сражении на Инкерманских высотах, за что был награжден орденом Святого Георгия четвертой степени. В 1855 г. он назначен членом Государственного совета. Это был высокий импозантный мужчина могучего телосложения.

В 1856 г. Николай Николаевич женился на старшей дочери герцога Петра Оль-денбургского Александре (в православии Александре Петровне) и в том же году стал отцом. Родившийся у великого князя сын получил имя Николай, и таким образом стал его полным тезкой. Чтобы различать двух Николаев, отца стали именовать Николаем Николаевичем-старшим или дядей Низи, а сына звали Николаем Николаеви-чем-младшим. Для семьи великого князя был построен Николаевский дворец на Благовещенской площади Санкт-Петербурга, а их летней резиденцией стала Знаменка.

К 1859 г. фасады и интерьеры дворца в Знаменке были еще раз переделаны по проекту архитектора Г. Боссе, использовавшего в своей работе стилистические приемы барокко, отчего Знаменский дворец стал еще более эффектным. Изысканный по декору, привлекающий внимание разнообразием деталей, он всем своим обликом отвечал назначению парадной загородной великокняжеской резиденции.

В Нижнем парке были высажены новые деревья, в основном лиственных пород(береза, ива, черная и серая ольха). Паркукрасили вазами, скульптурой, беседками, павильонами, фонтанами, придав ему еще больше живописности.

Один из фонтанов на площадке перед дворцом был декорирован скульптурой «Лебедь с мальчиком» работы Д. Иенсена. Посредине парка на маленькой поляне был установлен памятник покойной матери Николая Николаевича Александре Федоровне, вокруг которого росли незабудки — любимые цветы сентиментальной императрицы.

Кроме того, по проектам Г. Боссе в Знаменке была перестроена церковь Святого Петра и Павла, сооружен большой Конюшенный двор на сто лошадей, двухэтажный кухонный корпус с домом смотрителя, оранжерейный комплекс и два дома садовых мастеров. В декоре фасадов служебных корпусов архитектор также использовал детали, присущие архитектуре барокко, что придало всему ансамблю стилистическое единство.

В 1864 г. Николай Николаевич стал генералом-инспектором кавалерии. Это назначение не было случайным, все знали, какое пристрастие питал великий князь к лошадям и насколько хорошо он в них разбирался. Вторым по важности и красоте сооружением в его усадьбе был Конюшенный корпус. Издали его даже можно было принять за еще один дворец, такое сильное впечатление производило это внушительное здание в форме каре с двухэтажными башенками по углам. В этом обширном сооружении содержались кони всевозможных пород, находился манеж, кузницы, лазарет, а в боковых башнях проживали слуги. Великий князь ежегодно организовывал в Знаменке выставки чистокровных лошадей, на которые съезжались владельцы конных заводов и любители коневодства.

Кроме того, Николай Николаевич устраивал выставки породистых собак и племенного скота (он хорошо разбирался и в животноводстве), был почетным членом различных сельскохозяйственных и спортивных обществ. Страстный охотник и рыболов, он любил ездить в Ропшу удить форель и организовывать пикники.

Будучи опытным сельским хозяином, Николай Николаевич сам следил за тем, как ведется хозяйство в его имениях. И. Андреев пишет, что осенью Николай Николаевич любил ходить по ригам и гумнам и смотреть на молотьбу. По его же свидетельству, после уборки урожая великий князь устраивал в манеже «выставки и праздники, на которые каждый мог нести все, что у него было замечательного: снопы, овощи, плоды; некоторые приводили коров, лошадей, жеребят, телят, овец».

Великий князь любил ежедневно гулять по Знаменке и Шуваловке и знал в лицо почти всех крестьян от мала до велика. «Всех называл просто, по имени; здоровался первый, отрывисто, но приветливо: Здравствуй, Иван; здравствуй, Василий; здравствуй, Мария, Анисья»,— рассказывает И.Андреев.

Супруга Николая Николаевича Александра Петровна тоже увлеченно занималась хозяйством, но ее больше интересовало цветоводство. Знаменские оранжереи были широко известны, цветы оттуда участвовали в специализированных выставках и получали призы. И. Андреев отмечал: «В садоводстве было много оранжерей, парников, и многие Знаменские и шуваловские молодые парни и девушки находили там заработки».

Блестящая придворная жизнь не привлекала Александру Петровну. Она избегала шумного общества и старалась присутствовать на балах и приемах только в случаях необходимости, чтобы не нарушать придворный этикет. Одевалась она очень скромно, что даже вызывало неудовольствие ее супруга.

Молодая великая княгиня исповедовала совсем другие идеалы, непонятные и казавшиеся странными придворному обществу. Она была очень религиозной, принимала странников в своем дворце, много молилась.

Александра Петровна отдавала много сил благотворительности, к которой была приучена с детства своей матерью принцессой Терезией Ольденбургской (о ней рассказывается ниже, в главе, посвященной имению принцев Ольден-бургских). В 1858 г. Александра Петровна основала на Васильевском острове Покровскую общину с больницей, родильным домом, женской гимназией и школой сестер милосердия, которой уделяла много времени. В Знаменке она тоже организовала медицинский пункт для крестьян.

Тем не менее в семейной жизни супруги счастливы не были. Заключенный без особой любви брак, несмотря на рождение двух сыновей — Николая и Петра, оказался неудачным, слишком уж разными людьми были их отец и мать. Пока супруга одухотворенно занималась благотворительностью, великий князь делил свое время между военными маневрами, конюшнями и балетными спектаклями. Он был страстным поклонником балета, и в особенности хорошеньких балерин. Одна из них, молодая, яркая танцовщица Е. Г. Числова (1845—1889), произвела на него особое впечатление и стала его постоянной спутницей жизни. Благодаря финансовой поддержке великого князя она бросила сцену и занялась устройством нового дома. Вскоре весь Петербург уже знал, что у Николая Николаевича появилась вторая семья. Плодом этих отношений со временем стали четверо незаконнорожденных детей.

Тем временем военная служба великого князя продолжалась. Вступив в 1864 г. в командование войсками Петербургского военного округа, великий князь, учитывая опыт Крымской войны, энергично вел перевооружение войск, участвовал в реализации военных реформ.

Во время русско-турецкой войны 1877—1878 годов Николай Николаевич-старший состоял главнокомандующим армии, действовавшей на Балканах. За переправу через Дунай и взятие в плен Османа-паши с его армией великий князь получил орден Святого Георгия первой степени, а за последовавший затем переход через Балканы — золотую саблю с алмазами. Далее события развивались настолько стремительно, что уже 8 января 1878 г. русские войска вошли в Адрианополь, а спустя еще месяц выдвинулись к Константинополю. Турецкое правительство вынуждено было начать переговоры о перемирии. Война закончилась. Оценивая ее исход, Николай Николаевич говорил: «Теперь я могу сказать, что кампания блистательная и все мои предположения великолепно исполнились... Но в Петербурге этого не поймут, там будут думать, что так и быть должно, и не примут в соображение, и не оценят расчета и всех гигантских трудов, войсками исполненных».

Слова эти подтвердились, и его роль в этой войне не была оценена по достоинству, хотя он и проявил себя довольно опытным организатором и дальновидным военачальником. Даже выгодный для России Сан-Стефанский мирный договор был подписан благодаря его личному вмешательству в вялотекущий дипломатический процесс. И конечно, не он один был виноват, что на состоявшемся затем Берлинском конгрессе условия этого договора были изменены западным державами не в пользу России. К сожалению, дипломатия для великого князя оказалась более тяжелым делом, чем командование войсками, особенно если учесть все закулисные интриги, которые плелись в это время Великобританией и Австро-Венгрией, возникшие у великого князя трения с Петербургом, откуда раздавались невыполнимые требования, и откровенную брань в санкт-петербургских газетах. Не удивительно, что перед отъездом из Адрианополя он говорил: «Я ужасно устал за последнее время и не понимаю, откуда я черпал до сих пор силы, чтобы выдержать кампанию».

Свой отпечаток на отношение общества к Николаю Николаевичу наложили и известные всем особенности его личной жизни. Невенчаная жена-балерина в открытую приезжала к великому князю в действующую армию, что явно не способствовало укреплению его образа мужественного военачальника. Среди солдат и офицеров ходили анекдоты о главнокомандующем, в которых говорилось, что если вещий Олег прибил к вратам Царьграда свой щит, то Николай Николаевич там же хотел повесить кружевные панталончики мадемуазель Числовой.

Неудивительно, что в создавшихся условиях Николай Николаевич попросил освободить его от должности главнокомандующего. Александр II просьбу удовлетворил и прислал следующую телеграмму: «Увольняя тебя, согласно твоему желанию, от командования действующей армией, произвожу тебя в генерал-фельдмаршалы. Надеюсь скоро обнять тебя здесь».

Совершив морской переход из Константинополя до Одессы, Николай Николаевич по железной дороге отправился в Петербург. Все лето 1878 г. великий князь провел в своем имении в Воронежской губернии, где отдавался любимым занятиям по созданию образцового конного завода, ставшего предметом его гордости. В том же году в Париже состоялась Всемирная выставка, на которую великий князь отправил 16 лошадей, многие из них получили высшие награды и премии.

Семейная же жизнь великого князя совсем разладилась. Если вначале он относился к законной супруге с ровной учтивостью, то постепенно полностью охладел к ней и практически перестал общаться. Его карету почти ежедневно видели на Почтамтской улице, где обосновалась Екатерина Числова со своими детьми. Экс-балерина была женщиной с сильным характером и тяжелой рукой, от которой великому князю нередко доставалось, несмотря на все сословные различия между ними.

Александра Петровна тяжело переживала неверность мужа. Вдобавок произошло новое несчастье — опрокинулась карета, в которой она ехала, великая княгиня получила тяжелую травму позвоночника. Угнетаемая физическими и нравственными страданиями, она покинула Николаевский дворец, отправилась в долгое путешествие-паломничество, побывала у подножия святой Афонской горы, а потом испросила себе высочайшего разрешения поселиться в Киеве.

Тем временем ее место в Николаевском дворе и в Знаменке заняла гражданская жена великого князя Екатерина Числова. В 1883 г. ей и ее детям были пожалованы дворянские права и фамилия Николаевы. В 1889 г. бывшая балерина умерла, оставив детям огромное состояние.

Что же касается самого Николая Николаевича, то после смерти Александра II для него наступили довольно-таки тяжелые времена. Молодой император и добропорядочный семьянин Александр III повел решительную кампанию по отстранению братьев своего отца от власти, потому последние десять лет своей жизни великий князь оказался практически не у дел, только иногда участвовал в работе комиссий и руководил маневрами. Последний раз Николай Николаевич находился с войсками в 1890 г. на маневрах под Нарвою и на Волыни. По настоянию врачей из-за быстро прогрессировавшей опухоли прямо с маневров он отправился в Крым, в Алупку, где после года тяжелой болезни скончался 13 апреля 1891 г. Тело его было перевезено в Санкт-Петербург и погребено в Петропавловском соборе. После смерти великого князя Знаменку унаследовал его сын Петр.

Александра Петровна пережила своего мужа ровно на 9 лет. Последние годы она жила в Киеве, где основала Покровский монастырь с целой системой благотворительных больниц и приютов. Там произошло самое настоящее чудо — после девяти лет неподвижности великая княгиня получила исцеление, снова смогла ходить. В 1889 г. она приняла монашеский постриг с именем Анастасии.